Константин Батюшков
стихотворение
«Переход через Рейн»

Меж тем, как воины вдоль идут по полям,
Завидя вдалеке твои, о Реин, волны,
      Мой конь, веселья полный,
От строя отделясь, стремится к берегам,
      На крыльях жажды прилетает,
      Глотает хладную струю
      И грудь, усталую в бою,
      Желанной влагой обновляет…

О радость! я стою при Реинских водах!
И, жадные с холмов в окрестность брося взоры,
      Приветствую поля и горы,
И замки рыцарей в туманных облаках;
      И всю страну, обильну славой,
      Воспоминаньем древних дней,
      Где с Альпов, вечною струей,
      Ты льешься, Реин величавой!

Свидетель древности, событий всех времен,
О Реин, ты поил несчетны легионы,
      Мечом писавшие законы
Для гордых Германа кочующих племен;
      Любимец счастья, бич свободы,
      Здесь Кесарь бился, побеждал,
      И конь его переплывал
      Твои священны, Реин, воды.

Века мелькнули: мир крестом преображен;
Любовь и честь в душах суровых пробудились. —
      Здесь витязи вооружились
Копьем за жизнь сирот, за честь прелестных жен;
      Тут совершались их турниры,
      Тут бились храбрые — и здесь
      Не умер, мнится, и поднесь
      Звук сладкий трубадуров лиры.

Так, здесь, под тению смоковниц и дубов,
При шуме сладостном нагорных водопадов,
      В тени цветущих сел и градов
Восторг живет еще средь избранных сынов.
      Здесь все питает вдохновенье:
      Простые нравы праотцов,
      Святая к родине любовь
      И праздной роскоши презренье.

Все, все, — и вид полей, и вид священных вод,
Туманной древности и бардам современных,
      Для чувств и мыслей дерзновенных
И силу новую, и крылья придает.
      Свободны, горды, полудики,
      Природы верные жрецы,
      Тевтонски пели здесь певцы…
      И смолкли их волшебны лики.

Ты сам, родитель вод, свидетель всех времен,
Ты сам, до наших дней спокойный, величавый,
      С падением народной славы
Склонил чело, увы! познал и стыд и плен…
      Давно ли брег твой под орлами
      Аттилы нового стенал,
      И ты — уныло протекал
      Между враждебными полками?

Давно ли земледел вдоль красных берегов,
Средь виноградников заветных и священных,
      Полки встречал иноплеменных
И ненавистный взор зареинских сынов?
      Давно ль они, кичася, пили
      Вино из синих хрусталей
      И кони их среди полей
      И зрелых нив твоих бродили?

И час судьбы настал! Мы здесь, сыны снегов,
Под знаменем Москвы, с свободой и с громами!..
      Стеклись с морей, покрытых льдами,
От струй полуденных, от Каспия валов,
      От волн Улеи и Байкала,
      От Волги, Дона и Днепра,
      От града нашего Петра,
      С вершин Кавказа и Урала!..

Стеклись, нагрянули, за честь твоих граждан,
За честь твердынь и сел и нив опустошенных,
      И берегов благословенных,
Где расцвело в тиши блаженство россиян;
      Где ангел мирный, светозарной,
      Для стран полуночи рожден
      И провиденьем обречен
      Царю, отчизне благодарной.

Мы здесь, о Реин, здесь! ты видишь блеск мечей!
Ты слышишь шум полков, и новых коней ржанье,
      «Ура» победы и взыванье
Идущих, скачущих к тебе богатырей.
      Взвивая к небу прах летучий,
      По трупам вражеским летят
      И вот — коней лихих поят,
      Кругом заставя дол зыбучий.

Какой чудесный пир для слуха и очей!
Здесь пушек светла медь сияет за конями,
      И ружья длинными рядами,
И стяги древние средь копий и мечей.
      Там шлемы воев оперенны,
      Тяжелой конницы строи,
      И легких всадников рои —
      В текучей влаге отраженны!

Там слышен стук секир, и пал угрюмый лес!
Костры над Реином дымятся и пылают!
      И чаши радости сверкают!
И клики воинов восходят до небес!
      Там ратник ратника объемлет;
      Там точит пеший штык стальной;
      И конный грозною рукой
      Крылатый дротик свой колеблет.

Там всадник, опершись на светлу сталь копья,
Задумчив и один, на береге высоком
      Стоит и жадным ловит оком
Реки излучистой последние края.
      Быть может он воспоминает
      Реку своих родимых мест —
      И на груди свой медный крест
      Невольно к сердцу прижимает…

Но там готовится, по манию вождей,
Бескровный жертвенник средь гибельных трофеев,
      И Богу сильных Маккавеев
Коленопреклонен служитель олтарей:
      Его, шумя, приосеняет
      Знамен отчизны грозный лес;
      И солнце юное с небес
      Олтарь сияньем осыпает.

Все крики бранные умолкли, и в рядах
Благоговение внезапу воцарилось,
      Оружье долу преклонилось,
И вождь, и ратники чело склонили в прах:
      Поют владыке вышней силы,
      Тебе, Подателю побед,
      Тебе, Незаходимый Свет!
      Дымятся мирные кадилы.

И се подвигнулись — валит за строем строй!
Как море шумное, волнуется все войско;
      И эхо вторит клик геройской,
Досель неслышанный, о Реин, над тобой!
      Твой стонет брег гостеприимной,
      И мост под воями дрожит!
      И враг, завидя их, бежит,
      От глаз в дали теряясь дымной!..


Дата написания: 1816 — февраль 1817 года

 
Тексты произведений, фотографии, автографы и дополнительная информация к стихам
для нашего «Сборника», предоставлены литературным порталом «Стихи 19-20 веков»