Иоганн Гете
стихотворение
Из «Эпиграммы. Венеция 1790»

                                             1

Жизнь украшает твои гробницы и урны, язычник:
      Фавны танцуют вокруг, следом менад хоровод
Пестрой течет чередой; сатир трубит что есть мочи
      В хриплый пронзительный рог, толстые щеки надув.
Бубны, кимвалы гремят: мы и видим мрамор и слышим.
      Резвые птицы, и вам лаком налившийся плод!
Гомон вас не спугнет; не спугнуть ему также Амура:
      Факелом тешится всласть в пестрой одежде божок.
Верх над смертью берет избыток жизни - и мнится:
      К ней причастен и прах, спящий в могильной тиши.
Пусть же друзья обовьют этим свитком гробницу поэта:
      Жизнью и эти стихи щедро украсил поэт,


                                             8

Эту гондолу сравню с колыбелью, качаемой мерно,
      Делает низкий навес лодку похожей на гроб.
Истинно так! По Большому каналу от люльки до гроба
      Мы без забот через жизнь, мерно качаясь, скользим.


                                             9

Дож и нунций у нас на глазах выступают так важно, -
      Бога хранят они; дож налагает печать.
Что себе думает дож, не знаю, но знаю, что нунций,
      Пышный справляя обряд, втайне смеется над ним.


                                             11

Ох, как трезвонят попы! И на звон их усердный приходят
      Все, лишь бы в церкви опять нынче болтать, как вчера.
Нет, не браните попов: они знают, что надобно людям.
      Счастлив, кто сможет болтать завтра, как нынче болтал.


                                             28

Спросишь, какую подругу хочу я? Какую хотел я,
      Ту и нашел; значит, я многое в малом обрел.
На берегу собирая ракушки, в одной отыскал я
      Маленький перл, и его нынче на сердце храню.


                                             57

"Эти люди безумны", - твердят о пылких витиях,
      Тех, что по всем площадям Франции громко кричат.
Да, безумны они, он свободный безумец немало
      Мудрого скажет; меж тем рабская мудрость нема.


                                             58

Долгие годы вся знать говорила лишь по-французски;
      Кто запинался чуть-чуть, тех презирала она.
Нынче с восторгом народ язык французов усвоил.
      Что же сердиться теперь? Вы добивались того!


                                             72

"Был бы дом у меня, и ни в чем бы нужды я не знала, -
      Мужу была бы и я верной, веселой женой", -
Так потаскушка одна завела обычную песню.
      Мне не случалось слыхать благочестивей молитв.


                                             79

"Все объясняют легко теории, коим наставник
      Мудро нас обучил", - так мне сказал ученик.
Если из дерева крест смастерите вы аккуратно,
      Можно к нему подогнать тело живое - на казнь!


Перевод - С. А. Ошерова

 
Тексты произведений, фотографии, автографы и дополнительная информация к стихам
для нашего «Сборника», предоставлены литературным порталом «Стихи 19-20 веков»